16 Декабрь 2019



Новости Центральной Азии

Новые поправки к законодательству Узбекистана существенно ужесточили наказания для журналистов и общественных организаций

03.02.2006 17:30 msk, Соб. инф.

Общество

За три дня до наступления нового 2006 года во всех официальных газетах республики были опубликованы принятые накануне депутатами парламента изменения и дополнения к "Уголовному Кодексу Республики Узбекистан" и к "Кодексу об административной ответственности" (в частности, см. "Народное слово", 28.12.2006).

По просьбе редакции ИА "Фергана.Ру" новости узбекского законодательства комментирует Сергей Ежков - независимый журналист, живущий в Ташкенте.

ШАГ ВПРАВО, ШАГ ВЛЕВО УЖЕ ПРИРАВНЕН К ПОБЕГУ

хорошо, что еще прыжок вверх не расценивается, как попытка взлететь

В пылу борьбы за свободу правозащитников, руководства и активистов "Солнечной коалиции" прогрессивная общественность Узбекистана, предпочитающая трудиться в зарегистрированных и незарегистрированных неправительственных организациях, даже не заметила, что узбекские парламентарии подложили им солидную свинью. Причем, сделали это, невзирая на предпочтения истинных правоверных.

Понятно, что для подавляющего большинства населения страны эти тихие изменения, внесенные с помощью не очень умных, но очень лояльных президенту депутатов высшего законодательного и представительного органа государства, остались незамеченными. А зря.

Дело в том, что практически все нововведения, действие которых началось со дня опубликования упоминаемого документа, касаются общественности, общества, политических прав и свобод личности, о которых так пространно и не менее часто любит рассуждать бессменный национальный лидер.

Что касается Уголовного кодекса, то изменения и дополнения, по странному стечению обстоятельств, коснулись главы V1 "Преступления против свободы, чести и достоинства", главы V111 "Преступления против мира и безопасности", главы ХV "Преступления против порядка управления". Скажу больше: по всем без исключения позициям, наказание за совершенные деяния возрастает многократно.

Например, если суд посчитает, что журналист оклеветал или оскорбил какого-то чиновника, то по новому УК труженик пера отделается штрафом не в размере пятидесяти минимальных окладов, а двухсот или даже четырехсот. Для сравнения скажу, что 400 минимальных окладов приблизительно эквивалентны 4 тысячам долларов США, а средняя заработная плата рядового сотрудника узбекской газеты едва дотягивает до 40 долларов. Где бедолаге взять остальные, остается только предполагать. Проще повеситься, но еще проще вообще не допускать никакой критики.

Не в лучшей ситуации оказываются нынче и те, кто вздумает нарушить порядок организации, проведения собраний, митингов, уличных шествий или демонстраций. Сказанное, конечно же, не касается представителей властных структур, поскольку на них нормы УК либо не распространяются в принципе, либо распространяются крайне редко и отнюдь не в полном объеме. Нововведения, в основе которых опять-таки существенное ужесточение наказания, адресовано как раз тем, кто, скорее всего, с властью и не согласен. Упаси Господь, если они проведут собрание не так, как желают узбекские официальные лица. Не миновать им, как минимум, штрафа в триста минимальных окладов. Что касается шествий и демонстраций, здесь проще. За последнее время была лишь одна попытка в Андижане, да правоприменительными ведомствами была квалифицирована иначе...

Отдельно стоит остановиться на изменениях в административном кодексе, поскольку он, в числе прочих, регулирует и взаимоотношения государства и неправительственных организаций, общественных и иных фондов.

Теперь им придется вообще туго, хотя и ранее их существование в Узбекистане простым можно было назвать с очень большой натяжкой.

Начну с того, что жестче стало караться так называемое "склонение к участию в деятельности незаконных негосударственных некоммерческих организаций, течений, сект". Склоняешь, к примеру, коллегу принять участие в незарегистрированной некоммерческой организации "За свободу тушканчиков, насекомых и безвредных семейства гадов", тебя могут или оштрафовать на 150 минимальных окладов (около 1500 североамериканских долларов), или упрятать на 15 суток с привлечением к трудовой повинности.

Не лучше придется и зарегистрированным организациям, если они своевременно и в установленной форме не представят очередного отчета (каждый квартал плюс единый по итогам года). Опять вынь и отдай отечеству полторы тысячи заграничных долларов. Одно утешение - отдавать можно в местной неходовой валюте.

Словом, живи и радуйся, гражданское общество. Власть так о тебе позаботилась, что тебе лучше начисто забыть о терминах "неправительственные организации", "общественные движения", "политические партии" и тому подобной химере.

По сути, власть, обложила общество красными запретными флажками, а его любая несанкционированная свыше попытка сделать шаг вправо или влево отныне, образно говоря, равноценна побегу. Правда, пока еще можно подпрыгнуть без риска оказаться привлеченным к ответственности за попытку взлететь.

Что здесь скажешь? Складывается впечатление, что существующий в Узбекистане классический авторитарный режим все динамичнее дрейфует в сторону деспотической составляющей, где диктатура закона подменяется диктатом одного человека. Его пониманием эволюции, демократии, прав и свобод личности, роли общества в формировании действительно сильного государства. Я уже неоднократно писал, что лавры Туркменбаши давно не дают покоя Исламу Каримову. Повторяю это еще раз и со всей ответственностью за сказанное.

Бесспорно, причиной последних законодательных нововведений устрашающего характера стала не только серия так называемых "цветных революций", прокатившихся по постсоветскому пространству. Не только андижанский мятеж, отношение к которому даже в Узбекистане не однозначное. Они, изменения, на порядок повышающие материальную ответственность за любое несогласованное с официальными лицами действие, появились, поскольку власть посчитала, что теперь ей можно все и даже абсолютно все.

Основная причина подобной самоуверенности, как это ни больно признать, лежит в плоскости укрепления политических отношений Узбекистана с Российской Федерацией. Заручившись поддержкой "смотрящего по России" (простите, но это, на мой взгляд, единственный термин, который полностью соответствует роли и реальным функциям товарища В.В.Путина), Ислам Каримов и его подобострастное окружение полностью утратили чувство меры в регулировании взаимоотношений гражданина и государства.

Это всегда чревато, как чреваты нежелательными для государства последствиями любые попытки ликвидировать легальные общественные или политические организации. Будем смотреть на вещи трезво: изменения и дополнения в законодательные акты, касающиеся жизни общества и неправительственных структур, как его части, на то и направлены, эту цель и преследуют. Взамен легальных, а значит, подконтрольных, появятся те, деятельность которых будет вообще невозможно отследить. Даже при столь мощном, как в Узбекистане, репрессивном аппарате. Не отследил же он тех, кто готовил попытку государственного переворота, предпринятую минувшей весной. Не отследил и более ранние акции, связанные с вооруженным вторжением боевиков ИДУ на территорию страны, серию взрывов 2004 года...

Спрашивается, неужели вечная по своей мудрости фраза "Свято место пусто не бывает" так ничему и не научила нынешнее руководство Узбекистана?

Или это уже невозможно?

По определению, как сказал бы новый русский друг узбекского лидера...

Сергей Ежков (Ташкент)